Ни один художник не бывает художником изо дня в день, все двадцать четыре часа в сутки; все истинное непреходящее, что ему удается создать, он создает лишь в немногие и редкие минуты вдохновения.
Стефан Цвейг

июля 04, 2015

Книжки... Много... Разные

Тут вдруг сразу в нескольких местах завязалась дискуссия про книги... порефлексирую:) в одной из этих самых дискуссий речь зашла о личном перечне "бессмертных" произведений... книг, которые сыграли роль в становление вашей личности или просто почему-то вам важны... 10 штук, ну максимум 15. Я подумала,.. потом подумала еше... Парадокс в том, что #япокупаютольконужныевещи и #япомнютолькохорошиекниги, а еще у меня плохо закрывается шкаф и я не могу уложиться в 15 позиций, хочу все и сразу:))) Все что я читала и помню, оставило свой отпечаток ну или хотя бы отпечаточек. А еще я люблю отдельные вещи перечитывать, причем фрагментами и иногда только ради особого настроения или  воспоминаний о настроении, которое было при первом прочтении. Началось все с задрипанного томика с леденящими душу молдавскими сказками, которые папа читал мне на ночь. Я боялась, но каждый раз канючила "давай еще страничку". Сейчас бы этот сборничек, наверное, посчитали как минимум вредным для детей, а может и экстремистским, сплошное насилие и чёрная магия:))) Потом были гоголевские вечера на хуторе близ Диканьки опять же в родительском прочтении в отпуске в Крыму. Кстати, тогда же я попробовала шампанское и коньяк, в 6 лет, при действующем сухом законе:))) Познавательный был отпуск:))) ну и еще родители совершили стратегическую ошибку, сказав что у хоббита есть продолжение... Папе таки пришлось прочитать мне Властелина колец. Короче барское было детство - папенька, почитайте мне на сон грядущий:)))) Интерес к самостоятельному чтению (не в том смысле, что я не умела читать, умела, но ленилась:) у меня почему-то спровоцировал Том Сойер, а закрепил достигнутый эффект Тим Талер и его потерянный смех. Потом была школа, которую я разбавляла сагой о Форсайтах, Ричардом Бахом, вудхаузовскими Дживсом и Вустером и Максом Фраем как мощным антидепрессантом от школьной нудятины. После освоения обязательной школьной программы раз и навсегда вычеркнула слово "надо" в контексте чтения, и теперь принципиально читаю только то, что нравится. Вообще удивительно как школьная литра не отбила намертво желания читать классику. Я имею в виду "классическую" классику Пушкин, Гоголь (в школе пытались испоганить мои детские впечатления, но не смогли, ха-ха), Достоевский, Чехов... Я пришла к этой литературе сама только после 25, зато наконец осмысленно и с удовольствием прочитала и перечитываю Онегина, Каренину, Идиота и кучу всего классически-переклассического. А тут пару месяцев назад случился этап современной классики... причем случился от того, что прочитала в новостной ленте, что будут снимать фильм про Довлатова. Заповедник мне запомнился только сумбурным спектаклем, на который мы ходили классом. Кто вообще догадался вести подростков на это произведение... Решила прочитать и понеслось. М-да, литература должна подбираться по возрасту, на что наша школьная программа откровенно плюет, и отсюда все вытекающие последствия, страна не читает, а так.. почитывает.
В универе я продолжила с фэнтази и перешла на фантастику. Лабиринты между мирами Макса Фрая плавно перетекали в хайнлайновскую дверь в лето и альтиста Данилова авторства Владимира Орлова. В догонку была прочитана Ольга Ларионова практически вся.
Про Макса Фрая... до сих пор перечитываю первые книги из цикла про Эхо. А вот новые книги о Снах Эхо не пошли. Для меня Фрай стал больше ассоциироваться с Большой телегой и Ключом из желтого металла . Потом был детективный период с шахматной доской от Перес Реверте, за ним подтянулось собрание сочинений Рекса Стаута, не спрашивайте почему, не помню, зато теперь ращу орхидеи:) И да, Гарри Поттера я тоже прочитала:))) Все же первая книга волшебная. И тут как-то вдруг наступил латино-американский период с Маркесом и его одиночеством, стариком и морем Хемингуэя, донной Флор и двумя её мужьями Амаду. Затем нить повествования снова вернулась в Европу к харрисовскому шоколаду, а потом в России издали Анну Гавальду и её просто вместе, и 35 кило надежды, и партия игры в петанк и... со мной так часто бывает, когда я увлекаюсь я читаю все, что есть у автора. Гавальда перемежалась, публикующимся параллельно с ней, Эриком Эммануэлем Шмиттом и Кизом... у одного цветы Корана у другого цветы для Элджерона. Где-то среди них проскользнул тогда еще неизвестный широким массам географ глобус пропил (кстати фильм смотреть не хочу, боюсь испортить впечатления от книги, хотя Хабенский там кстати). За географом увязалась набоковская Лолита и американская трагедия Драйзера. А потом мне открылась солнечная сторона улицы и высокая вода венецианцев, и с Рубиной я не расстаюсь до сих пор. Её язык прекрасен, это просто физическое удовольствие читать её книги. Вот опять же экранизацию синдрома Петрушки смотреть боюсь, даже несмотря на Хаматову. Еще была 1000 сияющих солнц Хоссейни, которые я полгода назад перечитала фрагментами на Фуэртэвентуре только уже на английском. Не знаю, как эта книга попала на виллу к серферам... После переезда я маниакально "по схеме":))) прочла всего Пратчетта, а он взял и оставил нас... Верю, что он просто переместился в один из своих миров. Где-то посередине цикла о плоском мире оторвалась и проглотила Есть молиться любить, а потом пожалела, что посмотрела фильм... Вот такая краткая ретроспектива на четверть века:)
Занятно, но за три года я так и не начала читать на немецком. Много раз пробовала, уровень языка позволяет читать пусть и не заумную, но литературу... Не могу себя заставить и не хочу. Как тут выяснила не одна я такая. Читать хочется на русском. Потому что это, по сути, единственный шанс, хоть как-то развивать язык, который после переезда замер в развитии. Общение дома это сообщающиеся сосуды, телевизор и фильмы у нас на немецком, общения с коллегами и внешним миром тоже на немецком. 
Ну и из последнего... Я Мая Плисецкая автобиография. Язык ужас-ужас, но не оторваться. Проглотила, читая по ночам под одеялом (раньше меня за это ругали, а теперь сама стесняюсь засветить соседние сны:) Я такой ее себе не представляла, потрясающая женщина, фантастическая судьба длинною в XX век. Пересмотрела её балеты, перечитала чеховскую даму с собачкой. И вот я прощаюсь с иллюзиями Владимира Познера...
Отправить комментарий