Ни один художник не бывает художником изо дня в день, все двадцать четыре часа в сутки; все истинное непреходящее, что ему удается создать, он создает лишь в немногие и редкие минуты вдохновения.
Стефан Цвейг

мая 17, 2017

Иммигранты и я

Намедни спросили, общаюсь ли я с русскоговорящими иммигрантами и где у нас тут такое в Штутгарте возможно. Я честно призналась, что специально искать таких встреч мне в голову не приходило и я совершенно без понятия где, а сама задумалась... Мне как-то эти иммигранты по ушам резанули. И даже не сами иммигранты, а то, что я вроде как тоже иммигрантка. Забавно, но я никогда не применяла это понятие к себе. К русскоговорящим переехавшим в 90е - да. Но к тем, кто не столько волей судеб, сколько собственными силами и желанием, после 2010 переехал не с целью заработать, а просто жить, где хочется,.. мне почему-то это слово кажется неподходящим. Хотя, строго говоря, по смыслу все правильно, иммигрант - человек, сменивший страну проживания. Но вся история русской миграции какая-то чрезвычайно драматичная иногда доходящая до теальтральности, какую эпоху ни возьми хоть до, хоть после революции. Эмигранты не просто уезжали, они бежали из России поездами и пароходами, потом в основной своей массе кисли заграницей (кстати это, по-моему, национальная черта), частично возвращались обратно. И не для всех возвращение закончилось хорошо.
Я ни от чего не бежала и лихого плана заколотить легкий миллион у меня не было да так и не появилось. В 2012 на Родине, в частности в Петербурге, для IT-шников все было хорошо, особенно если не сравнивать. Но я всегда свято верила и продолжаю верить в то, что человек имеет право жить там, где ему нравится, и совсем не обязательно там, где он родился. Забавно, что эту самую мысль пару лет назад встретила в одной из книг В.В. Познера - не одинока. Так что ни эмигранткой, ни иммигранткой я себя никогда не ощущала, с какой стороны границы не смотри. Последние пять лет здесь я - иностранка. В этом есть и плюсы, и минусы... Плюсов, признаться, я вижу больше. И главный заключается в том, что частная жизнь стала действительно частной. Окружающих наконец не волнуют мое семейное положение, отсутствие или наличие детей, соответствие возраста и занимаемой должности. Я - иностранка, и кто знает, как там у меня на родине заведено. Этакая милая индульгенция на легкую социальную эксцентричность. Я принадлежу сама себе, мое тело принадлежит мне и больше это никого не касается.
А минусы... черт, даже не знаю. Проблемы в основном, как ни странно, порождает Родина, в виде креативного законотворчества. Порой хочется, чтобы была просто пара-тройка телепортов в Эрмитаж, Мариинку и к родителям...